1941… Серпневий відхід радянських військ

Що відбувалося у серпні 1941 року на Південному фронті та околицях Олександрії зокрема.

050841

Повний текст книги – Исаев А.В. “От Дубно до Ростова” (2004)

Южный фронт под ударом танковой группы

Отход войск Юго-Западного фронта на Днепр 5 августа — 23 августа

* * *

Резервная армия (223, 253, 273, 296, 274, 275, 226, 230, 255-я стрелковые дивизии, 26, 28 и 30-я кавалерийские дивизии) продолжала формирование и сосредоточение в районе Днепропетровска, имея задачей быстрое приведение соединений в боевую готовность и выдвижение их на рубеж Кременчуг — Кривой Рог — Херсон. Эти войска должны были заполнить пустоту между Юго-Западным и Южным фронтами, заняв оборону вдоль реки Ингулец фронтом на запад. 273-я стрелковая дивизия выдвигалась в район Александрия. 230-я стрелковая дивизия, в район Петрово — Искровка — Марьяновка (населенные пункты на реке Ингулец севернее Кривого Рога). 274-я стрелковая дивизия направлялась собственно в Кривой Рог. 270-я стрелковая дивизия — в район Снегиревки (на реке Ингулец южнее Кривого Рога). Из состава формируемых дивизий были выделены передовые отряды для закрепления назначенных рубежей. Из 26-й кавалерийской дивизии было выделено три эскадрона и спешенный отряд на 20 машинах при трех орудиях в направлении Александрия. Из 273-й стрелковой дивизии отряд на 27 автомашинах был направлен в Днепродзержинск — Новый Стародуб. Еще 36 автомашин направились на Пятихатка, Петрово. В Кривом Роге райвоенкомату из отходящих групп красноармейцев было приказано собрать отряд обороны города.

В чем-то обстановка на Юго-Западном направлении к 7 августа напоминает ситуацию после прорыва «линии Сталина». В центре построения войск направления был уступ, заполненный разрозненными отрядами и угрожающий охватом и окружением отстающего крыла Юго-Западного направления. Но положение подчиненных С.М. Буденному войск в августе уже принципиально отличалось от сложившегося к середине июля. Прошедшие полтора месяца войны были достаточно результативно использованы советским командованием — вопреки довоенному мобилизационному плану были сформированы практически с нуля новые кавалерийские и стрелковые дивизии. Рухнувший после окружения фронт теперь было чем заполнить.

Формально 7 августа окруженные у Умани 6-я и 12-я армии еще числились в составе Южного фронта. Оперативной связи с остальными войсками фронта они не имели, но бои с окруженными все еще отвлекали заметное число соединений немцев — XXXXIX горный корпус Кюблера и XXXXVIII моторизованный корпус Кемпфа.

В резерве главкома Юго-Западного направления находились формировавшиеся с 10–15 июля 261-я стрелковая дивизия в Бердянске (срок готовности 16 августа), 270-я стрелковая дивизия в Мелитополе (готовность соединения ожидалась 12 августа). Помимо формировавшихся с нуля второочередных дивизий, в резерве С.М. Буденного находились выведенные на переформирование 8, 11, 12, 16, 47-я танковые дивизии. Читатель наверняка узнает эти номера — перечисленные дивизии входили в состав 2, 4, 8 и 18-го механизированных корпусов. Теперь их бренные останки переформировались по июльскому штату. Аналогичная судьба постигла моторизованные дивизии расформированных мехкорпусов. 15-я моторизованная дивизия 2-го механизированного корпуса и 218-я моторизованная дивизия 18-го механизированного корпуса переформировались в стрелковые в районе Павлограда и Новомосковска. Достижение боеготовности вновь создаваемых соединений ожидалось через месяц.

Решение командующего Юго-Западным фронтом, принятое 7 августа, заключалось в следующем (директива № 0049 от 7 августа):

1. 5-ю армию методом подвижной обороны отвести на левый берег р. Припять.

2. 27-й стрелковый корпус отвести на восточный берег Днепра на участок от устья р. Припять до Киева.

3. На фронте Киевского УРа контратаками восстановить оборону на левом фланге.

4. 26-я армия должна была оборонять каневский плацдарм и контрударом 5-го кавалерийского корпуса и 12-й танковой дивизии в направлении на Ржищев содействовать Höft стрелковой дивизии в удержании плацдарма. В состав 5-го кавалерийского корпуса включалась свежесформированная 34-я кавалерийская дивизия.

5. 38-й армии предписывалось оборонять черкасский плацдарм.

6. 301-я стрелковая дивизия (резерв) должна была занять оборону по восточному берегу Днепра от Ржищева до Андруши.

Определяющим документом для Южного фронта была директива Ставки ВГК от 5 августа:

«С предложением маршала Буденного о рубеже отвода войск Южного фронта за линию реки Ингул Ставка никак не может согласиться. Ставка приказывает:

1. При отводе войск Южного фронта занять линию восточный берег Днестровского лимана до Беляевки, от Беляевки на Ротмистровку, Березовку, Вознесенск и далее на Кировоград, Чигирин.

2. Отвод производить в ночное время и этапами, прикрывая сильными арьергардными боями, и закончить его не позже 10 августа.

3. Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая к делу Черноморский флот.

Ставка разъясняет, что линию отвода, только что указанную Ставкой, никак нельзя смешивать с оборонительной линией, о которой вчера тов. Сталин говорил с тт. Кирпоносом и Хрущевым, имея в виду, что линия отвода должна быть западнее оборонительной линии, а последняя должна отстоять от первой в тылу километров на 100–150».

Линия, о которой говорил И.В. Сталин с М.П. Кирпоносом и Н.С. Хрущевым, всплыла в контексте разговора о перспективах действий двух фронтов. И.В. Сталин сказал следующее:

«Хорошо бы уже теперь наметить нам совместно с Буденным и Тюленевым план создания крепкой оборонительной линии, проходящей примерно от Херсона и Каховки через Кривой Рог, Кременчуг и дальше на север по Днепру, включая район Киева на правом берегу Днепра».

То есть перспективным планом Ставки ВГК было создание линии обороны по Днепру. Однако в рассматриваемый период в отходе войск Южного фронта на этот рубеж было отказано.

Это решение можно трактовать двояко. С одной стороны, в нем проглядывает стремление удержать за собой, хотя бы временно, промышленные районы южной Украины и хотя бы частично эвакуировать их промышленные мощности. Это экономический аспект решений И.В. Сталина и Б.М. Шапошникова. С другой стороны, оно как бы провоцирует немцев развернуть острие танкового клина (или хотя бы его часть) на юг. Это оперативный аспект директивы Ставки.

Решения немецкого командования предусматривали на тот момент следующее:

«11 армия должна разбить противника перед своим фронтом и своими моторизованными частями прорваться к Бугу в район Вознесенска. В дальнейшем ее войска должны выйти к побережью.1 танковая группа должна своими главными силами прорваться через Кировоград, Смелу и овладеть Александрией, а также мостами у Кременчуга и Черкасс. Три моторизованных соединения, подчиненные 12 армейскому корпусу, должны занять исходное положение восточнее Первомайска, с тем чтобы в случае необходимости перейти в наступление вдоль Буга или через Буг навстречу наступающим частям 11 армии.

17 армия должна прорываться через Кривой Рог, Александрию в направлении на восток. Задача 6 армии остается прежней».

В подобном распределении задач проглядывает диссипативное, рассеивающее силы решение немецкого командования, на которое, видимо, и рассчитывал Борис Михайлович Шапошников. Подвижные соединения подчиняются армейскому корпусу и нацеливаются на окружение во взаимодействии с 11 армией. Попытаться им подыграть, подставить фланг и тем самым ослабить давление на рубеже Днепра было с советской стороны ходом рискованным, но вполне разумным. К такому решению подталкивало и господство на Черном море, которое всегда можно было использовать для вывода соединений Южного фронта из-под удара.

Bookmark the permalink.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

  • Хостинг