Забутий танковий рейд. Цифри та факти

Тема танкового рейда октября 1943 года по восточным районам Кировоградской области, затронутая читателями «УЦ», серьезно заинтересовала военного историка, писателя и краеведа Василия Даценко. Василий Всеволодович провел кропотливую изыскательскую работу в различных архивах, пытаясь найти хоть какую-то информацию о разгроме советского танкового подразделения в треугольнике населенных пунктов Вершино-Каменка – Шаровка – Митрофановка. Кое-что выяснить удалось. Результатами своих исследований Василий Даценко поделился с «УЦ».

– В автобиографии командира 1-го гвардейского механизированного корпуса генерал-лейтенанта Ивана Руссиянова мне на глаза попалась следующая строка: «В окружении с войсками был шесть раз: в боях при отходе от Минска, в боях при отходе от города Лебедин, в боях под Павлоградом, Кировоградом. Выходил с войсками и группами с документами в полной генеральской форме». Боевой генерал признает факт окружения советских войск под Кировоградом, но не конкретизирует время и район окружения. В своих мемуарах Руссиянов вспоминал, что 1-й гвардейский механизированный корпус с 19 по 23 октября 1943 года совершил 300-километровый марш из района Запорожья и получил от командующего 7-й гвардейской армии приказ «преследовать отходящего противника в направлении Кировограда, отрезать пути отхода вражеским частям, окружать и уничтожать его мелкие группировки и арьергарды». Мимоходом Руссиянов указал, что в одном из боев погиб командир 9-й гвардейской Запорожской танковой бригады гвардии подполковник Мурашко. Этот факт и стал ключом к поиску участников трагедии октября 1943 года.

По данным Центрального архива министерства обороны РФ, Сергей Филиппович Мурашко значится пропавшим без вести 29 октября 1943 года в Кировоградской области (точное место не указано). В списке безвозвратных потерь танковой бригады за октябрь 1943 года значатся убитыми 391 человек и пропавшими без вести 781 человек. Местом гибели большинства бойцов и командиров бригады названы населенные пункты: совхоз «Шаровский», села Медерово и Митрофановка. В числе пропавших без вести – офицер связи гвардии старший лейтенант Литвинский Алексей Федорович, родившийся в 1920 году в селе Солонцеватое Устиновского (теперь Бобринецкого) района.

– Василий Всеволодович, воспоминания очевидцев событий, которые мы назвали «забытый танковый рейд», разнятся, в чем-то даже противоречат друг другу. В первую очередь это касается свидетельств о количестве техники. Как вы считаете, какие цифры потерь более приближены к реальности? 15? 50? 150?

– Давайте будем исходить из того, что два боевых генерала, командиры 1-го и 5-го гвардейских механизированных корпусов Руссиянов и Скворцов, признали, что они практически полностью потеряли два корпуса. Допустим, руссияновский корпус не успел восполнить все потери после Курской дуги и насчитывал меньше единиц техники, чем положено по штату (на корпус полагалось 120 единиц средних танков Т-34 и 56 единиц легких танков Т-70). Но ведь корпус Скворцова не был истощен битвой на Курской дуге, его перебросили из-под Запорожья полностью укомплектованным техникой.

Каких-либо официальных документов о потерях танковых корпусов в открытом доступе сейчас нет (но не исключено, что появятся в ходе дальнейшего рассекречивания военных архивов). Скорее всего, эти данные скрывали умышленно. Даже по грандиозной Курской битве многие данные о наших реальных потерях рассекретили только недавно, а тот маленький эпизод войны под Шаровкой скрыть было нетрудно. Очевидцы говорят вразнобой, наверное, потому что наблюдали итоги боя в подростковом возрасте, может, чего-то недоглядели, о чем-то не знали. События разворачивались на территории нескольких сельсоветов, подростки просто могли не знать обо всем, что там происходило. Но то, что наши войска потеряли в районе Шаровки очень много людей и танков, – однозначно!

– Вы приводили информацию из немецких источников, где речь шла о полусотне подбитых на станции Шаровка танках Т-34. Их цифрам можно верить?

– Я думаю, немецким источникам можно больше доверять, чем нашим. Немцы известны своим педантизмом и учет потерь вели так, как было на самом деле. Хотя иногда немцы тоже занимались приписками, но все же не так, как наши.

– Вам известны примеры других неудачных военных операций Красной Армии, данные о которых замалчивались, утаивались, как в случае с забытым танковым рейдом?

– Последнее время военные историки понемногу выходят из информационного голода. Появилась возможность работать с архивными материалами партии, спецслужб, особых отделов РККА, ранее недоступными для исследования. Это закрытые материалы генштаба, реальные сводки боевых действий, списки потерь и т.д. После окончания Великой Отечественной войны вообще были преданы забвению практически все трагедии 1941 года. Ведь за первый квартал войны полностью погиб весь кадровый состав Красной Армии! Об Уманском котле (в лесном массиве попали в окружение и были практически полностью уничтожены 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта) впервые открыто заговорили после выхода книги Евгения Долматовского «Зеленая брама» – в начале 1980-х годов.

Если приводить примеры замалчивавшихся неудачных операций, то можно назвать трагическую высадку десанта под Черкассами в сентябре 1943 года, когда наших десантников выбросили в Днепр прямо на воду, отдав немцам на растерзание. Кто-то из бойцов погиб на месте, кто-то в плен попал, кто-то к партизанам пробился. Та же Кировоградская наступательная операция была не совсем удачная, потому что в планы командования входило окружить немцев, а противнику удалось вырваться из «клещей».

До этого, в феврале 1943 года, наши командиры, воодушевленные результатами Сталинградской битвы, хотели лихим наскоком «на плечах противника» освободить Харьков. Освободить-то освободили, но ведь немцы город назад отбили. Сейчас только появилась информация о том, сколько на самом деле было пролито крови в сражениях за Харьков. Или возьмите житомирское контрнаступление немцев. После освобождения Красной Армией Киева противник провел масштабное контрнаступление, но широкому кругу общественности до недавних пор не было известно, ценой каких огромных потерь наши войска не сдали столицу по второму разу. Но Житомир немцы все же отбили. Когда читаешь мемуары маршалов, генералов, то лишь где-то вскользь упоминается о поражениях, потому что это у победы много отцов, поражение, как правило, – сирота. Жаль, что цензура настолько поздно «отступила», что многие очевидцы военных действий уже умерли, не оставив правдивых рассказов о событиях тех лет.

А берлинская наступательная операция? Сколько наших танков немцы пожгли на улицах, только потому, что командиры запустили танки в город без защитных экранов, спасающих от выстрелов фаустпатронов. Ротмистров и Конев в своих мемуарах пишут, что танковые подразделения оказались не готовы к выстрелам фаустпатронов, поскольку впервые столкнулись с этим оружием на подходах к Берлину. Хотя на самом деле немцы испытали фаустпатроны еще на Курской дуге, и представители командования Красной Армии не могли не знать, с чем столкнутся танкисты на улицах Берлина.

– Можно хотя бы приблизительно предположить, по какой причине захлебнулся танковый прорыв в районе Вершино-Каменки-Павловки-Шаровки?

– Вообще направить в глубокий прорыв два танковых корпуса без авиационного и зенитно-артиллерийского прикрытия – это авантюра. Думали на «авось» прорваться и закрепиться на позициях. Танк хоть и бронированная и хорошо вооруженная машина, но против авиации – бессилен, а где-то даже и беззащитен. Наши ринулись в прорыв без средств зенитного огня. Кстати, советские военные историки превозносят наших летчиков, как они дрались, освобождая Кировоградскую область, но очевидцы тех событий рассказывают, что при освобождении Кировоградщины в небе царили немцы, с нашей стороны в боях участвовало очень мало самолетов. Наша истребительная авиация могла что-то противопоставить истребительной авиации противника, а немецкие штурмовики и бомбардировщики утюжили наши позиции совершенно беспрепятственно.

Планируя такой танковый рейд, командирам нужно было подумать – с учетом немецкой тактики защиты – и обеспечить надежную связь, авиационное и зенитное прикрытие. А у наших танкистов ничего этого не оказалось. Почему? Конев пишет в мемуарах: «Авиация бездействовала из-за погодных условий». А немецкая авиация действовала! В одно и то же время для наших летчиков – дождь, для немцев – солнце? Может быть, плохие погодные условия придумали, когда оправдывались за большие потери? Немецкий танкист Михаэль Брюннер в своих воспоминаниях «На танке через ад: немецкий танкист на Восточном фронте» пишет, что из-под траков танков пыль столбом стоит, а наши почему-то рассказывают, что танки вязли в грязи. Я даже не знаю, может, какое-то смещение во времени произошло…

Но, знаете, уроки провала танкового рейда под Шаровкой учли в дальнейшем планировании Кировоградской наступательной операции, когда проводился другой танковый рейд – прорыв на Малую Виску. Предварительно на маловисковском аэродроме уничтожили немецкие самолеты, а танкистам обеспечили надежную связь, через которую они вызывали подкрепление, корректировали огонь артиллерии…

К сожалению, ни одного официального документа о потерях танков или САУ по 1-му и 5-му гвардейским механизированным корпусам за октябрь 1943 года найти не удалось. Скорее всего, после довольно легких побед при освобождении Левобережной Украины в августе 1943 года, когда гитлеровцы стремились уйти и закрепиться на правом берегу Днепра, некоторые командиры Красной Армии не представляли трудностей, которые их ожидают, поэтому в боях на кировоградском направлении были допущены ошибки, что в результате привело к трагедии в Александрийском районе. Возможно, командиры 1-го и 5-го гвардейских мехкорпусов хотели внезапно захватить Кировоград еще в конце октября 1943 года, но… В мемуарах П.А. Ротмистрова «Стальная гвардия» об этом сказано коротко: «Выдвинутый на правое крыло фронта 5-й гвардейский механизированный корпус подвергся мощному удару пополненного новыми частями танкового корпуса СС и понес значительные потери. Хуже того, развивая свой успех, крупная танковая группировка противника вышла на тылы 29-го танкового корпуса, атакующего гитлеровцев в Кривом Роге».

По данным ОБД «Мемориал», в районе Новой Праги с 23 по 30 октября 1943 года погибло и пропало без вести около 1000 бойцов и командиров 5-го гвардейского механизированного корпуса.

По всей вероятности, интересующий нас танковый рейд был осуществлен в ходе попытки реализации утвержденного Генеральным штабом Красной Армии плана командующего 2-м Украинским фронтом генерала армии И.С. Конева от 1 октября 1943 года «На проведение наступательной операции с форсированием реки Днепр». Вторым этапом этой операции предусматривалось уже к 18-20 октября 1943 года выйти на фронт Большая Виска – Ингуло-Каменка – Шевченково – Кривой Рог. Для этой операции Сталин приказал выделить из состава Юго-Западного (3-го Украинского) фронта четыре стрелковые дивизии и 1-й гвардейский механизированный корпус генерал-майора И.Н. Руссиянова…

В официальном издании 1972 года «История городов и сел Украинской ССР. Кировоградская область» указано, что подпольщикам из Новой Праги удалось спрятать от гитлеровцев нескольких советских танкистов, попавших в окружение в конце октября 1943 года и переправить их к партизанам. Дальнейшая их судьба неизвестна. Во многих немецких источниках называется большое количество пленных, захваченных именно в районе неудавшегося советского танкового прорыва.

К сожалению, установить точное число советских воинов и командиров, погибших или пропавших без вести во время этого танкового рейда, практически не представляется возможным…


Джерело: Газета “Україна-Центр”

Tagged , . Bookmark the permalink.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

  • Хостинг